Календарь

П В С Ч П С В
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
 
 
 
Яндекс.Метрика

вольное казачество

"…Мы – казаки – народ особый, и значит, мы – националисты…"

Атаман Петр Харитонович Попов:
"…Мы – казаки – народ особый, и значит, мы – националисты…"
В 1938 году из США в Европу для участия в выборах Донского атамана (в связи с истечением срока атаманства графа М.Н. Граббе) приехал генерал Петр Харитонович Попов, прославленный казачий вождь и герой освобождения Дона в 1918 году. За сравнительно короткое время он объехал основные центры казачьей эмиграции – побывал во Франции, Германии, Югославии, Болгарии, Чехословакии. В ходе встреч довольно быстро выяснилось, что Попов имеет не только большую поддержку среди донских казаков, но и пользуется значительной популярностью среди казаков других войск. Поэтому, по окончании выборов, увенчавшихся его убедительной победой, Попов, обосновавшись в Праге, приступил к созданию Всеказачьего Союза, призванного стать широким объединением всех казаков. Не будучи по своим взглядам сторонником Казакии (его приоритетом всегда был Дон), новый Донской атаман, тем не менее, по своим взглядам был весьма близок к Вольно-казачьему движению, что нашло отражение в публикуемом документе. Данное обращение адресовано не собственно к "вольным казакам", ибо излагаемые тезисы для них были очевидны, а к той значительной части казачьей эмиграции, которая поддержав Попова, ввиду его высокого авторитета, на деле не имела четко сформулированных политических взглядов. Такие люди подвергалась давлению как со стороны сторонников Граббе (отказавшегося признавать результаты выборов и породившего тем прискорбное "двуатаманство" в Донском войске, длившееся до 1960-го года), так и других казачьих и неказачьих деятелей, состоявших в общероссийских организациях.
Всеказачий Союз
Бюллетень № 2
16 июля 1940 г.
г. Прага

"Большой совет донских казаков" против Гарварда.


За послевоенный период "казачий вопрос" дважды оказывался в фокусе внимания мировой общественности. Первый раз – в 1959 году, когда Конгрессом США был принят закон 86-90, в котором речь шла, в частности, о Казакии, как порабощенной и лишенной национальной независимости стране. Это вызвало очень бурные дискуссии на тему о том, насколько правомочно Казакию включать наравне с Польшей, Румынией и др. в перечень стран попавших под власть коммунистической России.
Второй раз это произошло в 1980-м году, после выхода в свет Гарвардской энциклопедии американских этнических групп, в которой казаки были названы отдельным народом. Впрочем, в отличие от 1959 года, на этот раз дискуссии не получилось – вся аргументация со стороны русской эмиграции состояла лишь в том, что "такого народа нет, потому что его не может быть". Естественно, на западную общественность такие доводы не действовали. А сложная идеологическая конструкция, представляющая русский народ, как триединую нацию, состоящую из великороссов, малороссов, белорусов и непонятного придатка в виде казачества, не имеющего даже здесь статуса народа, западным научным сообществом вообще никогда не принималась всерьез. Составители Гарвардской энциклопедии исходили из единственного объективного фактора этнической самоидентификации - наличия национального самосознания и более их ничего не интересовало. Однако они недооценили степень того, насколько некоторые представители русской эмиграции не готовы считаться с объективной реальностью. Против Гарварда была организована целая кампания в прессе русской эмиграции, а когда никакого результата не последовало, в ход пошли "козыри", подобные документу, который хранится в архиве Музея антибольшевистского сопротивления (г. Подольск).
Это письмо на имя директора издательства Harvard University Press от Большого совета донских казаков за рубежом. Вот его текст в переводе с весьма плохого английского языка:

ВОЛЬНОЕ КАЗАЧЕСТВО

С этой статьи, написанной Билым и Фроловым 85 лет назад, начала формироваться идеология казачьего национализма и началось собирание казаков-националистов в единую организацию:

Программная статья из первого номера журнала "Вольное казачество – Вiльне Козацтво". Прага, 10 декабря 1927 года.
ВОЛЬНОЕ КАЗАЧЕСТВО
Почти восемь лет тяжелой военной оккупации наших Земель красными московскими победителями. Почти восемь лет на спинах и на головах наших братьев испытываются всякие коммунизмы – военные и государственные, или новые экономические политики – нэпы. Восемь лет организованного грабежа в виде продразверсток и продналогов, просто налогов и всевозможных контрибуций. Восемь лет беспощадных расстрелов. Восемь лет население наших Краев упорно с расчетом обескровливается и систематически хозяйственно обессиливается. Восемь лет московские комиссары расказачивают казачество. Отворачиваются и поворачиваются к нему лицом (чтобы лучше бить!). Все лучшие, все верные закону своей Земли расселяются и выселяются всё теми же старыми "историческими" дорогами на Соловки и в Сибирь. А на казачьих землях растут колонии московские, еврейские, немецкие и всякие иные. Восемь лет разными дискуссиями и пропагандами кремлевские диктаторы и их прислужники стараются развратить душу нашего народа. Наконец, режется живое тело наших Краев, для ослабления казачества искусственно создаются новые территориальные единицы и группировки.

Происхождение казачьих фамилий

Тождественно русским, большинство казачьих фамилий оканчивается на: ов, ев, ин. Для многих это дает основание предполагать и даже утверждать, что предки носителей таких фамилий были русскими (великороссами). Из этого делается исключение предположением, что предки носителей таких фамилий, как: Персиянов, Грузинов, Мордвинцев, Греков, Туркин и т.д. были не русскими, а представителями народностей, соответственно указанию самой фамилии. Но этим положением вопрос о казачьих фамилиях в действительности далеко не исчерпывается.

Фамилии с окончанием на ― ов, ев, ин более древнего происхождения, чем сама русская (великорусская) народность, образование которой, как известно, началось всего с XIII в. по Р. Хр. Так, во 2-м договоре Киевского князя Игоря с греками (912 г.) в списке его (прозвища): Фастов, Кари(й), Тудков, Каршев, Тудоров, Свирьков, Войков, Бернов, Гунарев, Колоклеков, Гудов, Туадов, Куци(й), Вузлев, Утин, Синко, Борич.

Такие фамилии и им подобные, встречающиеся в позднейших исторических документах, устанавливают, что указанные выше окончания в фамилиях не только были обычны для населения Киевской Руси, предков украинцев, но, что и фамилии от иноземных, не славянских слов (Берн, Туад, Тудор, Фаст), принимали окончания ов и тем ославянивались.

Эти данные и то, что с указанными выше окончаниями фамилии обычны и до настоящего времени на Украине, дают основания утверждать, что они не являются творчеством великороссов, а позаимствованы, как и большая часть культурных основ, от Киевской Руси; у великороссов образование фамилий с окончанием на ов, ев, ин достигло лишь наибольшего развития, ― эти окончания легко заменяют другие (ий, ей, ой) или легко прибавляются к любым и не русским словам.

НАГРУДНЫЕ ЗНАКИ КАЗАКОВ - НАЦИОНАЛИСТОВ

 

 

  В апреле 1937 года в журнале "Вольное казачество – Вiльне козацтво" № 218 появилась за подписью Походного атамана ВК Игната Билого следующее сообщение:  "Согласно настойчивому желанию многих в[ольных] казаков установлен бортовой значок ВК: на эмалированном щите казачьих национальных цветов (сине-малиново-желтого) – золоченая накладная (выпуклая) булава. Значок имеют право носить только вольные казаки".

     Несомненно, что поводом для его выпуска послужил приближавшийся 10-летний юбилей "Вольного казачества", связанный с началом выхода одноименного журнала, первый номер которого появился 10 декабря 1927 года.

     В нынешнем, 2012, году исполняется 75 лет этому первому знаку и 85 лет самому движению Вольного казачества и, в связи с этими датами, "Вольной Станицей" было решено выпустить копию данного знака.

     Хотя этот юбилейный вариант предназначен для свободной продажи, но каждому, кто захочет его носить, следует помнить слова Игната Билого из его сообщения: "значок имеют право носить только вольные казаки", ибо за этими словами стоит совершенно чёткая и определенная идеология.

     Это был не знак просто казака по национальности, а знак борьбы за казачью идею, знак непримиримого противостояния большевизму, знак надежды на освобождение своей земли – Казакии.

Вредители

Павел Кудинов
Вредители
КУДИНОВ Павел Назарович (дон.) - рожд. 1892 г.; есаул, участник Первой Мировой войны. Во время борьбы за Дон, весною 1919 г. - один из организаторов восстания Верхне-донцов и командующий всеми силами восставших. Описан в романе Шолохова "Тихий Дон". От 1920 г. - в эмиграции, деятель Вольно-казачьего Движения. В 1944 г. взят советскими властями из Болгарии и отбыл 10 лет работ в тайге.
Г. Губарев. Казачий исторический словарь-справочник, 1970 г.
***
Г-н Редактор, прошу не отказать в любезности поместить на страницах «Вольного казачества» нижеследующее.
Дорогие станичники!
Большое вам спасибо за высланный мне журнал «Дон», который я прочел с большим удовольствием. Но после, признаться, это мое удовольствие сменилось разочарованием, грустью и великой скорбью моей казачьей души. Ваш уважаемый журнал «Дон» внешне хорош. Скромное название «Дон» машинально жажду духовного порыва переносит в простор еще не забытых родных степей. Под кров родимых куреней, в круг родных семей. В мгновение этого перелета мысли, то есть в миг, когда душа имеет невидимое соприкосновение с душами своих родных, когда мы, как будто, уже видим физическое движение людей, слышим родную речь, медленно движущуюся, подобно кинематографической ленте, перед нами ковыльную степь, а в степи пестрых косарей, медленно наступающих на непокорный степной пырей…
Но… Первое забвение наших душевных скорбей постепенно рассеивается, а на смену им, точно из бездны сатанинского чистилища, появляется другая картина, которая отвечает современной жизни в нашем казачьем краю, виды действительности: разгромленные курени, покосившиеся дворовые постройки, опустевшие гумна, опустошенные амбары, в степи, в дороге, в углу лачуг – всюду уныние, скорбь и тихий стон порабощенного народа. Среди же истощенных казачьих теней снуют откормленные формы мужиков-колхозников и колхозниц, которые с рычанием торжествующих завоевателей пересчитывают кулаками зубы у наших братьев и отцов..

Персияновские «Основания казачьей самостийности»

 

Сподобил и меня Господь увидеть и услышать на 32 году жизни знаменитого историка Г. Персиянова (иногда в русских газетах пописывает «очерки по казачьей истории»). 6 сентября сего года в Русском офицерском собрании в Белграде вышеназванный историк выбивался из сил, стараясь доказать русской аудитории (казаки присутствовали в очень небольшом количестве), что самостийники не имеют никаких исторических оснований для самостоятельности.

Сама по себе тема говорит, что здесь нужны данные и ссылки на события и документы. Не имея таковых, «историк», ничтоже сумняшеся, выпаливает: «Настоящие казаки (читай: персияновцы) знают роль казачества в истории России и посему с сепаратистами ничего общего не имели и не имеют. Казачьи войсковые части и сейчас находятся в составе Русского Общевоинского Союза и могут хоть сейчас стать караулом к любому дворцу!» Вот вам, казаки-читатели, и «исторические основания», и роль казачества!

«Вольное казачество». Думы и мысли казачьи.

Отклик на прочтение материалов журнала «Вольное казачество/Вiльне козацтво» писателя, поэта, кубанского казака Владимира Куртина (г. Белград, Югославия»

Первый

Проходили дни. Слагались в недели, месяцы. И годы. И уж потерял было счет годам изгнания. Да и к чему их считать было? Какой толк? Будут такие же, как и были. А принесут с собой то же, что и прошедшие принесли: ничего. Одна за другой оборвутся нити, еще связывающие с теми, с кем был. А и их-то осталось немного. И не надолго. И – конец Казаку.

Кругом все чужие, чуждые люди. Они видят во мне то, что я сейчас есть. Они требуют ассимиляции. Они поглощают. 

Ночи мучают кошмарными снами из прошлой яви, из современной «были». И… и там все чужие. И нигде своего! Ничего своего! Ни там, ни здесь, ни в прошлом, ни в будущем. 

В первые годы еще как-то тешил или жалел себя песнями. А от них прорывались слезы. Судорожные, безудержные. Скроешься где-нибудь как затравленный зверь. Стиснешь зубы. Вцепишься пальцами в голову. И – плачешь. И плачешь не как человек, а как зверь. Затравленный, загнанный, обреченный на бесславную гибель.

Потом и плакать стал все реже. Чужим, не живым казался свой голос. Чужими – слова. 

Красная Москва

 

(Нечто вроде фельетона)

I

«Над Москвой великой, златоглавою заря алая поднимается»

М.Ю. Лермонтов

Была Москва в старину златоглавая. 

Называлась она часто и белокаменная.

Теперь Москву называют просто красная.

Но в том ничего нет и удивительного, что красная. Для Москвы такое название, собственно говоря, не ново. Ведь, если правду говорить, она и прежде была красная, всегда была красная: красные углы, красные избы, красные крылечки, красные углы с образами, все и всюду было красное. Итак, Москва красная не только теперь, она была красная и в старое время. 

Но отчего Москва красная?

Отгадать не трудно.

Она была красная в старину, красная стала и теперь – все от одной и той же причины. 

Теперь она красная потому, что в ней царят красные комиссары, которые залили ее всю кровью, и она поневоле покраснела.

Но и в старину Москву не щадили, а усердно ее кровавили, не хуже большевиков, старые правители. 

К КАЗАЧЬЕЙ СТАРШИНЕ

Игнат БИЛЫЙ, Походный атаман Вольного Казачества

 

На протяжении столетий казачество терпело неудачи и поражения главным образом из-за несогласий и раздоров в своей собственной среде.

Много казачьих дел загублено казачьими руками. Нередко враги казачества находили союзников и помощников себе в среде самих же казаков.

Может быть, только поэтому казачьи республики не устояли перед своим северным соседом. Который весьма умело пользовался казачьими спорами и несогласиями, пока не подчинил себе всех казаков.

Если на протяжении истории просмотрим судьбу казачьих патриотов, мы, прежде всего, мало найдем среди них таких, кто умер своей естественной смертью, и неизменно каждому из них противостоял его «антипод» – доброхот Москвы или России. Рядом с Разиным стоит Яковлев, рядом с Булавиным – Зерщиков, а в наши дни Каледину, Назарову. Бардижу, Бычу, Рябоволу, Калабухову… сейчас же противостали Подтелковы, Голубовы, Сорокины, Харламовы, А. Богаевские, Филимоновы и т.д., и т.д. …

Даже и теперь Вольноказачье национально-освободительное движение стараются ослабить в первую голову – свои казаки же…

***