Календарь

П В С Ч П С В
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
 
Яндекс.Метрика

Золотой век

Серпуховичи на Белгородской черте. К вопросу о переселении серпуховских беломестных казаков в г. Болховец (40-е гг. XVII в.)

Серпуховичи на Белгородской черте. К вопросу о переселении серпуховских беломестных казаков в г. Болховец

(40-е гг. XVII в.)

Беломестные казаки, служившие с т.н. «белой земли» («обеленной» от налогов государства), являлись особой категорией городового казачества XVII столетия. Основное средоточие слободок, сел и деревень этих казаков находилось в южнорусских уездах: Воронежском, Карачевском, Ряжском, Сапожковском, Путивльском, Белгородском, Романовском (Романово городище) и Шацком, однако некоторые слободки «беломестцев» встречались и в весьма отдаленных от границ уездах, к примеру, в Нижегородском       (село       Павлово,       вотчина       князей       Черкасских .

Беломестные казаки были наиболее близкой служилой корпорацией к детям боярским и поместным атаманам . Крупные поселения беломестных атаманов существовали в Ряжском и Воронежском уездах (в последнем -преимущественно той его части, где впоследствии к XVIII в. вокруг села Усмань образовался отдельный уезд: Собакино, Ступино, Излегощь и пр.) . Их «испомещения» относятся в основном ко времени окончания Смуты, когда в «беломестцы» попадало немало бывших воровских казаков . Подобная ситуация происходила и после Смоленской войны 1632-34 гг.: известны случаи пожалования в беломестные казаки некоторых наиболее отличившихся крестьян. Тем не менее, в данном случае подобное явление

5

носило уже частный характер .

Фамилии донских казаков встречающихся в КРЕСТОПРИВОДНОЙ КНИГЕ 1718 г.

Фамилии донских казаков встречающихся в КРЕСТОПРИВОДНОЙ КНИГЕ 1718 г.

Каждый исторический документ необходимо тщательно изучать. При беглом просмотре сложного скорописного текста XVI-XVIII веков невозможно понять его содержания. Например, было принято считать, что в Крестоприводной книге 1718 г. (первой полной переписи донских казаков) нет фамилий, а только имена отчества. В этом источнике действительно много казаков записаны по имени и отечеству, которые у потомков и закрепились как фамилии впоследствии. Но оказывается немало казаков записанных и с прозвищами. Невозможно выписать ВСЕХ до одного из-за огромного их количества (это получатся еще отдельные книги), поэтому ниже представлены часто встречающиеся с минимумом от личных имен (как Ивановы, Петровы, Терентьевы, Дементьевы, Васильевы, Власовы и т.п., - такие встречаются почти в каждой станице). 
Современным потомкам казачьих родов необходимо учитывать, что написание фамилии со временем могло трансформироваться, и значительно отличаться от прозвища родоначальника (например, в Голубинской станице в начале XX в. был казачий род Одиневых, который в XIX в, писались Адиневы, Адининцевы, а в XVIII в . – Одининсковы, Адининсковы). Поэтому не следует искать предка в варианте современного написания. Так же как и в том станичной юрте как было перед революцией 1917 г. В XVIII веке предок мог жить в любой из станиц, так же как и его потомки разойтись по другим, оставив потомство уже там: «Тит Купреянов сын Чернышев … родился на Хопре в бывшей сведеной Григорьевской станицы казачей сын. Отец ево Купреян Васильев сын Чернышев где родился, как он остался после ево малолетной, не знает. И оного отца своего по сведени[и] в Новогригорьевскую станицу с тремя братьеми Кандратьем, Федором и Никитою Купреяновыми …. … Потом он Тит как пришел в петнатцати летной возраст с меньшим братом ево Федором сошли на Дон в Цымлянскую станицу, а братья ево: Кандратей остался в Новогригорьевской станице, Никита сшел же в Нагавкинскую станицу».

Б.Н.Флоря Запорожское казачество и Крым перед восстанием Хмельницкого

С самого начала появления казаков на Диком поле их главным противником были крымские татары, постоянно угрожавшие и тем поселениям, которые закладывали на этом Диком поле сами казаки, так и тем более далеким поселениям на возделанной земле, где жили их родные и близкие. Жизнь запорожского казачества заполняла в ее огромной части борьба именно с этим противником, менявшая по временам лишь формы, но не характер. Более известны такие формы этой борьбы как морские набеги запорожцев на побережье Крыма или нападения казаков на Орду, когда при отправлении в набег или по возвращении с полоном ее подвижность уменьшалась и силы дробились при переправе через Днепр. Знакомство с донесениями русских дипломатов из Крыма, в которых на протяжении многих лет фиксировались большие и малые события в жизни ханства, показывает, что, может быть, еще большее значение, чем эти нападения, предпринимавшиеся в отдельные, благоприятные моменты, имели набеги запорожцев на татарские улусы, кочевавшие в степи за Перекопом, у которых казаки угоняли скот. Именно эти нападения, имевшие место практически ежегодно, придавали запорожско-татарским отношениям особую напряженность. Остроте антагонизма способствовало убеждение казаков, широко отразившееся в источниках конца XVI - первой половины XVII века, что, нападая на татар и отражая их нападения, они выполняют важное дело защиты христианского мира от "неверных". Именно ссылками на свои заслуги на этом поприще казаки аргументировали свое требование признания их "вольностей" властями Речи Посполитой.

Конституция Пилипа Орлика

ПРАВОВИЙ УКЛАД ТА КОНСТИТУЦІЇ ВІДНОСНО ПРАВ І ВОЛЬНОСТЕЙ ВІЙСЬКА ЗАПОРОЗЬКОГО, 

укладені між ясновельможним паном ПИЛИПОМ ОРЛИКОМ, новообраним гетьманом Війська Запорозького, і генеральною старшиною, полковниками, а рівно ж і самим Військом Запорозьким, схвалені обома сторонами і скріплені найяснішим гетьманом на вільних виборах урочистою присягою року Божого 1710 квітня п'ятого дня у Бендерах  

 

ВО ІМ'Я ОТЦЯ І СИНА І СВЯТОГО ДУХА - БОГА, УСЛАВЛЕНОГО У СВЯТІЙ ТРІЙЦІ.  

НЕХАЙ ЗДІЙСНИТЬСЯ ЗАДЛЯ ВІКОВІЧНОЇ СЛАВИ І ПАМ'ЯТІ ВІЙСЬКА ЗАПОРОЗЬКОГО І ВСЬОГО РУСЬКОГО НАРОДУ  

Некрасовские казаки на побережье Эгейского моря и в азиатской Турции

Переселение некрасовцев на побережье Эгейского моря и в Малую Азию стало еще одной важной вехой в их истории, кардинальным образом отразившись на дальнейшей судьбе  казаков . Причины данного явления следует видеть в резком ухудшении положения некрасовцев в Подунавье (конец XVIII – начало XIX в.). В первую очередь речь идет о негативных для  казаков  последствиях их многочисленных сражений с задунайскими запорожцами. Один из некрасовцев рассказывал В.Кельсиеву в 1863 г.: ,,От хохлов окаянных житья нет (на Дунае. – Д.С.). Там у них энто Сечь их была ... народ буйный, злятся бывало на нас ...что хозяйство у нас хорошее, и воюют с нами. Бои такие бывали, что только Господи упаси’’ [101].Учитывая развитую устную традицию у  казаков -некрасовцев (поскольку вряд ли по возрасту рассказчик являлся очевидцем тех событий), мы считаем правдивыми сведения, приводимые этим  казаком . Вторая немаловажная причина крылась в органическом неприятии некрасовцами усиления российского присутствия в регионе (связанного с событиями русско-турецкой войны 1806–1812 гг.), что, кстати, также зафиксировано в письменных источниках [102].  

«Малороссийские казаки» в российской имперской политике

Валентина ШАНДРА, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института истории Украины НАН Украины

15 апреля 1831 года фельдъегерь Николая I, загнав лошадей, прибыл из Санкт-Петербурга в Полтаву и вручил малороссийскому военному губернатору Николаю Григорьевичу Репнину тайные бумаги. В тот же день в архиве его канцелярии начался поиск документов о призабытых событиях 1812 г. Оказалось, что во время пожара в Полтаве в 1819 г. некоторые из них были уничтожены, тогда поиск необходимой информации продолжился в канцелярии Полтавского губернского правления. Через пять дней таким же спешным порядком фельдъегерь возвращался в северную столицу, везя императору ожидаемый ответ.

Казачий приказ

Казачий приказ упоминается с 1628 по 1646 год, по другим источникам с 1618 г. Он заведывал атаманами, сотниками, есаулами и всем вообще казачьим войском, служившим в Москве и по прочим городам, конным м пешим, кормовым и беломестным.  Донские казаки не были подчинены этому Приказу, так как они управлялись и судились в гражданских и уголовных делах сами собою, а во время пребывания их в Москве своими собственными начальниками.  

 

В городах же казаков, которых ведают в Казачьем приказе.  

В Вязьме 2 атаманов, 4 ясаулов, 373 казаков.  

В Переславле-Резанском 1 атаман, 90 казаков.  

В Мещоску 1 атаман, 1 ясаул, 95 казаков.  

В Мосальску 1 атаман, 46 казаков.  

В Боровску  1 атаман, 43 ч. казаков.  

В Можайску 1 атаман, 2 ясаулов, (?)7 казаков.  

В Борисову 2 атаманов, 87 казаков.  

В Козельску (?)атаманов, 88 казаков.  

В Белеве 1 ясаул, 55 казаков.  

В Зубцове  1 ясаул, 81 казаков.  

На Волоку Ламском 1 ясаул, 25 казаков.  

В Ряском 1 атаман, 1 ясаул, 62 казаков.  

На Ельце 1 атаман, 1 ясаул, 78 казаков.  

На Гремячем 1 атаман, 1 ясаул. 38 казаков.  

В Карачеве 1 ясаул, 56 казаков.  

На Сапожке 1 атаман, 1 ясаул, 18 казаков.  

На Ливнах 1 атаман, 29 казаков.  

Всего в городах, которых ведают в Казачьем приказе, атаманов 17, ясаулов 15 (14), казаков 1352 (1351). И обоего атаманов и ясаулов и казаков 1381 (1382).  

 

В городах же служилых людей, которые города ведают в Новгороцкой чети. В Великом Новгороде  казачий голова 1, атаманов и ясаулов и казаков конных и пеших 378.  

В Ладоге 104 казаков.

Реляция польских посланцев — казаков коронному подканцлеру Радзеевскому о их беседе с Богданом Хмельницким в Чигирине и о положении на Украине.

651 г. января (после 13). — Реляция польских посланцев — казаков коронному подканцлеру Радзеевскому о их беседе с Богданом Хмельницким в Чигирине и о положении на Украине. 

Государственный воеводский архив в Гданьске, шифр 300, 300.29/135, лл. 287—288 об. Копия. 

Реляция казаков е. м. коронного подканцлера, выехавших 13 января из Чигирина 

Баклановский флаг

Адамова голова — символ смерти и одновременно бесстрашия перед её лицом в виде черепа с костями.

«Череп и кости» украшали черный значок 17-го Донского («Баклановского») казачьего полка. Как пишет «Военная Энциклопедия» Сытина (1915 год), однажды находившийся в крепости Грозной генерал Я. П. Бакланов, который стал очень популярным в России благодаря своим подвигам на Кавказе, «„с оказией“ получил неизвестно от кого, и откуда посылку. Когда её вскрыли, в ней оказался чёрный шёлковый значок» (как издавна назывались в русской армии «малые флаги»). На этом значке была вышита белая «Адамова голова» (череп и кости), обрамлённая девизом, повторяющим заключительные слова христианского Символа веры: «Чаю воскресения мертвых и жизни будущего века. Аминь». «Этот мрачный значок наводил ужас на чеченцев, — продолжает биограф, — и Бакланов с ним не расставался до конца жизни».

На могиле героя на Новодевичьем кладбище в Петербурге на добровольные пожертвования (генерал умер в бедности и был похоронен за счёт Донского войска) был поставлен памятник. Памятник изображал «скалу, на которую брошена бурка и папаха, из-под папахи выдвинут чёрный „Баклановский“ значок».

Из истории станицы Раздорская (1839-1846 гг.)

Результаты исследования некоторых архивных документов имеющих отношение к истории Раздорской на Дону станицы в середине 19 века (1839-1846 гг.). 
Возвращаясь к ранее напечатанному (см. "Первое Раздорское кладбище" от 08.01.2011 г.)

Разбирая многочисленные архивные материалы из фондов ГАРО, РГВИА, ГАРФ и др. понял что история Раздорской на Дону станицы для нас до сих пор остается белым пятном. Приведенные ниже заметки это только мизерная часть большого объема многовекой истории одной из старейших казачьих станиц на Дону.


Центр станицы (Схема №1.1840 г.)

Центр станицы сверху вниз рассекает «балка Совкина» (№9). В центре станицы расположена «церковь» (№10) справа от которой – «станичный сборный дом» (№1) в настоящее время на этом месте стоит жилой дом И. Борисовой. Через дорогу от каменной церкви на возвышении стоит «дом» (№11) подвал и «низы» которого каменные, а «верхи» деревянные. На схеме №1 он обозначен как «дом Генерала Черевкова». В наше время на этом месте расположен фундамент бывшего здания почты.
Информация:

Черевков Евтей Иванович – генерал-майор, почетный гражданин, казак Раздорской с Дону станицы, родился в 1754 году и происходил из казачьих детей войска Донского. Вступив в службу в 1772 году казаком, он, в чине полкового писаря, принимал участие в турецкой войне 1774 года; в 1775 году Черевков находился при казачьих полках на Задонской стороне, для обороны границ от набегов Закубанских народов; в 1776 году, в чине сотника, был послан в Петербург, где и оставался до 1787 г., когда был переведен в Екатеринославское казачье войско. В 1789 году Черевков участвовал в турецкой кампании и был в сражениях под Паланкою, Аккерманом, Бендерами и во многих других. В 1797 году, в чине майора, был назначен частным экспедитором при войсковой канцелярии Войска Донского; состоя в этой должности, Черевков 7-го марта 1799 г. произведен был в полковники, а 19-го декабря того же года уволен от службы с чином генерал-майора. В 1803 году был утвержден в должности непременного присутствующего войсковой канцелярии и оставался в этой должности до 1808 года.

В 1823 году при открытии в Раздорской на Дону станице новой каменной Богородицкой церкви посредством генерала Черевкова из упраздненного Мигулинского монастыря поступило Евангелие напечатанное в 1648 году которое в последующем хранилась в ризнице церкви.

Время смерти Черевкова неизвестно. Известно что Семья генерала Черевкова проживала в Раздорской на Дону станице. Жена – Федора Казьминична, дети: Петр, Федор и Анна.

5 октября 1850 года, в Донецком окружном судном начальстве: «войскового старшины Ивана Федоровича, войскового старшины Петра Федоровича, сотника Федора Федоровича Черевковых и жены поручика Федоры Петровны Бобриковой (урожденной Черевковой) был совершен раздельный акт, по которому между ними разделено недвижимое и движимое имение, оставшееся после смерти их деда генерал-майора Евтея Черевкова и состоящее: в поселке Скелеватском, хуторе Сусатском и станице Раздорской на Дону (Донецкого и 1 Донского округов) из 152 крестьян мужского пола, господского строения, фруктовых садов, вербовой рощи, мельницы, рогатого скота, овец, лошадей и хлеба» .

Слева от церкви через Совкину балку расположен деревянный «мост» (№8).
Вверх от моста по дороге, с левой ее стороны, (выше бывшего здания 3-го интерната для девочек, ул. Чапаева/пер Комсомольский) расположен «хлебной магазинъ» (деревянное здание) и «подвалъ» (№2). Подвал и жилой дом при нем в данном случае, каменные.



(схема №1. 1840 г.)